ДРАГОЦЕННОЕ УКРАШЕНИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ, ПОДОБНОЕ ИСПОЛНЯЮЩЕЙ ЖЕЛАНИЯ ДРАГОЦЕННОСТИ

Глава 4

 

    Что касается методов, то это - [его] духовные наставления.
    Итак, в нас существует Причина, являющаяся Будда-природой; переломным моментом нашего существования с безначальных времен самсары является обретение Основы - драгоценного человеческого тела; также приходит Условие - встреча с Благим Другом. Однако какие же ошибки мешают [при наличии всего этого] достичь Состояния Будды? - Ошибки и изъяны возникают в силу четырех препятствий, [мешающих] нам достичь Состояния Будды.
    Каковы же эти четыре препятствия в достижении Состояния Будды? Они суть: привязанность к чувственным объектам этой жизни; привязанность к счастью [самсарического] существования; привязанность к счастью покоя; незнание методов достижения Состояния Будды. Чем же рассеиваются все эти четыре препятствия? Они рассеиваются посредством практики услышанных от Благого Друга духовных наставлений. Каковы же эти духовные наставления Благого Друга? Вкратце, это
    Медитация на непостоянство; на недостатках самсары
    Сосредоточение вкупе с Действием и [его] результатом;
    Медитация на любовь и сострадание;
    И учения о зарождении Пробужденного Настроя,-
    В этих четырех аспектах
    Суммированы все духовные наставления.
    Итак, [необходимо] знать духовные наставления по медитации на непостоянство, духовные наставления по медитации сосредоточения на изъянах [самсарического] существования вкупе с Действием и [его] результатом, духовные наставления по медитации на любовь и сострадание и духовные наставления о зарождении Настроя высшего Пробуждения.
    В этом отношении противоядием привязанности к чувственным объектам этой жизни становится медитация на непостоянство. Медитация на постижение недостатков [самсарического] существования вкупе с Действием и [его] результом является противоядием привязанности к счастью в [самсарическом] существовании. Медитация на любовь и сострадание является противоядием привязанности к счастью покоя. Учение о зарождении Настроя высшего Пробуждения является противоядием незнанию методов достижения состояния Будды, начиная с момента принятия Прибежаща и склонности, и до возвышенной медитации на смысл двух видов бессущностности, или же [с момента] вступления в [следование] учению о зарождении Настроя посредством пяти путей и десяти уровней.
    Также некоторые учения являются основой для зарождения Настроя; некоторые учения являются сосредоточением на зарождении Настроя; некоторые учения являются обрядями зарождения Настроя; некоторые учения изучают зарождение Настроя; некоторые учения полезны для зарождения Настроя; некоторые учения являются результатом зарождения Настроя. И нет таких учений Махаяны, которые не содержали бы зарождения Настроя.
    Все эти духовные наставления происходят от Благого Друга и существуют лишь благодаря Благому Другу.
    Также в "Сутре установления благородного ствола" говорится так:
    "Все добродетельные учения возникают из Благого Друга", и еще: "Всеведение зависит от духовных наставлений Благого Друга".
    В этом отношении, во-первых, необходимо знать медитацию на непостоянство - противоядие против привязанности к чувственным объектам этой жизни, и, более того, что все обусловленные явления вообще являются непостоянными. Также Будда изрек: "Монахи! Все обусловленные явления - непостоянны".
    Как же [они] непостоянны? - Предел скоплений - распад; предел возвышенного - падение; предел встречи - разлука; предел жизни - смерть.
    Подобное же говорится в "Ассамблее для высказываний":
    "Конец всех скоплений - распад,
    Предел возвышенного - стать падшим,
    Предел встречи - разлука,
    Предел же жизни - смерть".
    Если медитировать подобным образом, то вкратце - это
    Подразделения, методы медитации,
    Благо, [возникающее] из медитации, -
    В этих трех аспектах
    Полностью суммируется медитация на непостоянство.
    Что касается подразделений, то их два: непостоянство мира как внешних вместилищ и непостоянство чувствующих существ по внутренней сути.
    Непостоянство мира как внешних вместилищ имеет два [подраздела]: грубое непостоянство и тонкое непостоянство. И непостоянство чувствующих существ по внутренней сути также имеет два [подраздела]: непостоянство других и непостоянство себя.
    При рассмотрение методов медитации на это первым является непостоянство больших внешних вместилищ: так, поднимающееся из пространства внизу последовательно разрушает четыре верхних состояния медитативного сосредоточения, [поскольку] они не являются по своей природе неизменно устойчивыми и постоянными; так, иногда первое медитативное сосредоточение разрушается снизу огнем; иногда второе медитативное сосредоточение разрушается снизу водой; иногда третье медитативное сосредоточение разрушается снизу ветром. И когда это разрушено огнем, не остается даже пепла, как, например, в выгоревшей масляной лампе. И когда это разрушено водой, не остается даже осадка, как, например, когда соль растворяется в воде. И когда это разрушено ветром, не остается даже остатков, как, например, когда ветер уносит пепел. Так, в "Сокровищнице истинного Учения" сказано:
    "Семь [раз разрушается] огнем, один [раз] - водой,
    И когда вода также [разрушает] семь [раз, это]
    Разрушается приходящим ветром".
    Что же касается 4-го уровня медитативного сосредоточения, то оно не разрушается [этими] тремя: огнем, водой и ветром; тамошние чувствующие существа умирают и саморазрушаются. Так, сказано:
    "Уровень "Неизмеримости" непостоянен,
    Поскольку он, как и чувствующие существа, возникает и разрушается".
    Более того, [о том, что] однажды сфера этого мира будет точно разрушена, говорится в "Сутре вопрошений Дарующего Богатство [Кубера, или Вайшравана]":
    "Когда одна кальпа минет, этот мир,
    Пространственный по природе, превратится в пространство,-
    Все массивное разрушится и сгорит".
    Во-вторых, что касается тонкого непостоянства, то это - непостоянство смены времен года, непостоянство восходов и закатов солнца и луны и непостоянство мгновений.
    Так, в первом [случае] в силу того, что приходит весна, почва этого мира становится плодородной, также [преобладает] красный цвет, а трава, деревья и растения пробиваются. Однако [в силу] непостоянства наступает время изменений.
    В силу того, что приходит лето, почва увлажняется, [преобладает] зеленый цвет, и трава, деревья и растения распускают листья. Однако [в силу] непостоянства наступает время изменений.
    В силу того, что приходит осень, земля твердеет, [преобладает] желтый цвет, на траве, деревьях и растениях созревают плоды. Однако [в силу] непостоянства наступает время изменений.
    В силу того, что приходит зима, почва застывает, [преобладает] белесый цвет, а трава, деревья и растения становятся сухими и ломкими. Однако [в силу непостоянства] наступает время изменений.
    Что же касается непостоянства восходов и закатов солнца и луны, то с наступлением дня мир освещается и светлеет, а с наступлением ночи - темнеет и мрачнеет. И это тоже является знаком непостоянства.
    Непостоянство мгновений: Предыдущее по времени мгновение этого мира не пребывает во время последующего мгновения. Существует похожее состояние, [но на самом деле на месте предыдущего] возникает другое, подобное. Например, это подобно потоку водопада.
    Среди двух [подразделов] непостоянства живых существ по своей внутренней сути первым является непостоянство других. Все живые существа трех сфер непостоянны, и в "Великих увеселениях Благородных" говорится: "Непостоянство трех [видов самсарического] существования подобно осенним облакам". Что же касается собственного непостоянстве, то [это такое размышление:] "Не имея власти оставаться [в этом мире], я неизбежно уйду [из мира]". Таким образом, необходимо знать два [аспекта]: анализ собственной жизни и сопоставление [ее] с жизнью других.
    В этой связи первое - медитировать следующим образом: медитировать на смерть, медитировать на определяющие характеристики смерти, медитировать на истощение жизненных сил и медитировать на отделение [от тела].
    Что касается медитации на смерть, то следует размышлять так: "Я не останусь надолго в этом мире, а потом буду странствовать вовне".
    Медитируя на определяющие характеристики смерти, следует размышлять так: "Мои жизненные силы истощаются, дыхание пресекается, это тело полностью превращается в труп, а этот ум блуждает в иных пределах [в поисках] другого [тела]".
    Медитируя на истощение жизненных сил, следует размышлять так: "С прошлого года до настоящего момента прошел один год, и жизнь укоротилась на столько же; с прежних дней и до вчерашнего вечера прошел один месяц, и жизнь на столько же укоротилась; со вчерашнего дня по сегодняшний прошли сутки, и жизнь укоротилась на столько же; с предыдущего мгновения до настоящего мгновения прошел один миг, и жизнь на столько же укоротилась". И во "Вхождении на путь Бодхисаттвы" говорится:
    "День и ночь совсем не стоят на месте,-
    И эта жизнь постоянно убывает;
    И если она не растет,
    То как же меня минет смерть?"
    Медитируя об отделении [от тела], следует думать так: "Наши сегодняшние связи, богатство, тело и все эти прочие пристрастия не истинны, не постоянны и не всегда вместе, но быстро исчезают". Также во "Вхождении на путь Бодхисаттвы" говорится:
    "Бросив все, нужно отправляться,
    И я не знаю, чему это подобно..." и так далее.
    Медитируя о смерти методом "потрясений" заключается в таких размышлениях: "Я непременно умру; время смерти не определено; когда умираю, ничто не сопровождает меня".
    В отношении неотвратимости смерти существуют три довода: поскольку нет тех, кто бы не умер прежде; поскольку тело является составным; и поскольку жизнь истощается мгновение за мгновением.
    О том, что смерть неотвратима, потому что нет никого, кто бы не умер прежде, высокоученый ученый Ашвагхоша сказал:
    "На земле ли, в небесах ли
    Чтоб рожденный - и не умер?-
    Ты иль кто-то [чтобы это] увидал или
    Услышал - ну, [я] сомневаюсь [в этом]".
    И даже святые, обладающие неизмеримыми сверхъестественными силами и сверхчувственным восприятием не найдут убежища и спасения в сфере бессмертия, - что ж говорить, глядя на нас? Так и сказано:
    "Великие святые, [обладающие] пятью[видами] сверхчувственного восприятия
    И путешествующие вдаль по небу,
    Какой-либо страны бессмертия
    Не могут достичь".
    Кроме того, даже если благородные Пратьекабудды и великие Шраваки - Архаты в конце концов оставляют [свои] тела, - что ж говорить, глядя на нас? И подобным же образом говорится в "Ассамблее для высказываний":
    "Если все, даже Пратьекабудды
    И Будды [пути] Шраваков,
    Покидают свое тело, -
    Что ж говорить об обычных существах?"
    Более того, если даже совершенно чистые (с.47) Будды, украшенные [тридцатью двумя основными] знаками и [восмьюдесятью второстепенными] признаками Нирманакаи, которая по своей природе подобна неразрушимому алмазу, покидают [свои] тела,- что ж сказать, глядя на нас? Вот и высокоученый Ашвагхоша изрек:
    "Сколько ни найти тел Будды
    Украшенных [основными] знаками и [второстепенными] признаками,-
    Если [даже их] алмазоподобные тела непостоянны,-
    О тех, кто телами, подобными дереву без сердцевины,
    Обладают - что ж говорить?"
    О неизбежности смерти в силу того, что тело является составным (все составное непостоянно, поскольку все составное обладает качеством разрушимости), сказано в "Ассамблее для высказываний":
    "Увы! Составные явления непостоянны;
    Они обладают качествами возникновения и разрушения".
    Таким образом, поскольку это тело не является несоставным, [а, напротив], состоящим из частей, [оно является] непостоянным, [и поэтому] неизбежно смертным.
    Что касается неизбежности смерти из-за истощения жизни мгновение за мгновением, то жизнь исчезает с каждым мгновением и движется по направлению к смерти. Это, однако, это [не совсем] очевидно, [поскольку мгновения] являются частично подобными. Например, быстрое исчезновение жизни подобно стреле, пущенной силачом, или водопаду, падающему с обрыва, или преступнику, которого ведут на эшафот.
    Что касается первого примера, то, когда могучий человек посылает стрелу, [она] ни мгновения не остается на одном месте в воздухе, но быстро движется к цели, - так же и жизнь не останавливается ни на мгновение и быстро [движется к] смерти. Так, сказано:
    "Например, [когда] могучий человек
    Заставляет стрелу сорваться с тетивы, -
    [Она] не стоит [на месте], но быстро летит к цели;-
    Так и людские жизни".
    Подобным же образом во втором примере с водопадом на обрывистой скале: [вода] не стоит ни мгновения, но бежит [вниз], и [это] подобно человеческой жизни, которая очевиднейшим образом не способна остановиться. Так и в "Драгоценном наивысшем собрании" сказано:
    "Друзья! Эта жизнь быстро уходит,
    Подобно быстрому могучему водопаду.
    И сыны человеческие не знают [этого].
    Невежественные, [они] сходят с ума от гордости обладаний".
    Также из "Ассамблеи":
    "Подобно потоку великой стремнины,
    Невозвратимо текущей".
    Третий пример - преступника, ведомого на эшафот, каждый миг которого приближает его к смерти,- также напоминает нашу жизнь. И в"Сутре установления благородного стержня" говорится:
    "Подобно преступнику, ведомому на эшафот,
    С каждым шагом приближающемуся к смерти..."
    И из "Ассамблеи":
    "Например, как убийц
    Каждый шаг
    К эшафоту неотвратимо приближает их смерть,-
    Так и жизни людские."
    Три довода, [в соответствии с которыми] время смерти неопределенно, следующие: потому что продолжительность жизни неопределенна; потому что тело не имеет сущности; и потому что [существует] множество обстоятельств, [приводящих к смерти]. И [в силу всего этого] смерть неизбежна.
    Что касается первого, то существа других [сфер] и люди других континентов имеют уверенность в продолжительности [своей] жизни, в то время как мы, [живущие] на Джамбудвипе, не имеем уверенности в продолжительности жизни. Также в "Сокровищнице истинного Учения" говорится так:
    "Здесь - неуверенность: в конце [кальпы] -
    Десять [лет жизни], а в начале - без меры".
    И еще о неопределенности в "Ассамблее" сказано так:
    "Кто-то умирает в чреве,
    Кто-то - во время родов,
    Кто-то - ползая на четвереньках,
    Кто-то - [начиная] бегать;
    Некоторые [умирают] старыми, некоторые - молодыми,
    А некоторые - зрелыми людьми;
    Однако постепенно все уходят".
    Что же касается отсутствия сущности в теле, то, за исключением тридцати шести нечистых составляющих этого тела, [оно] не имеет никакой основательной и прочной сущности. Так и во "Вхождении на путь" говорится:
    "Сначала [идет] слой кожи -
    Как мы это сами [можем] проанализировать, -
    [Затем] мясо и скелет
    Рассекаются мечом мудрости понимания.
    Также, разделяя кости,
    [Мы] увидим внутри костный мозг.
    Так где же тут сущность? -
    Рассмотри сам!"
    Что касается множественности причин смерти, то причины смерти не могут не существовать во мне и других [существах]. В "Письме другу" сказано:
    "В этой жизни есть много вредоносного; и если, как гонимые ветром
    Пузыри на воде, она непостоянна,-
    И тот, кто от сонных вдохов и выдохов сумел очнуться,
    Как [не воскликнет]: О, великое чудо!" *
    В отношении того, что никто и ничто не сопровождает [нас] во время смерти, существует три довода: нас не сопровождает имущество: нас не сопровождают близкие и друзья: и нас не сопровождает [наше] собственное тело.
    Что касается того, что [мы] не сопровождаемы [нашим] имуществом, то во "Вхождении на путь" говорится:
    "Мы обрели множество богатств,
    Радостно тратя долгое время;
    Однако грабитель забирает [это],-
    И [ты] ходишь голый, с пустыми руками".
    Богатство не только не сопровождает [нас во время] смерти, но также наносит вред как в этой, так и в последующей [жизнях]. Вред, наносимый в этой жизни, заключается в том, что из-за владения имуществом возникает страдание, [связанное] с внешней борьбой, спорами и защитой от воровства слуг, что впоследствии приводит к созреванию [кармы и рождению] в низших сферах существования.
    О том, что близкие не сопровождают нас во время смерти, во "Вхождении на путь" говорится так:
    "Когда приходит время смерти,
    В детях не найти прибежища.
    И ни в отце, ни в родственниках -
    В вас не найти прибежища!"
    И родственники не только не сопровождают [нас во время] смерти, но и наносят вред как в этой, так и в последующей [жизнях]. Что касается вреда, наносимого в этой жизни, то [возникает] великое страдание из-за опасений, побеждены ли они смертью [или] болезнью. Полное же созревание [кармы] впоследствии ввергает в низшие сферы существования.
    В отношении того, что [мы] не сопровождаемы собственным телом [следует знать], что оно не сопровождает [нас] в силу [присущих] телу качеств и в силу своей вещественности. Что касается первого, то даже герой и силач не может воспрепятствовать смерти. Даже скорость и быстрый бег не помогут умчаться от смерти. Даже мудрец и велеречивец не освободится с помощью красноречия. И это подобно тому, что никто не может воспрепятствовать солнцу зайти за гору или хотя бы задержать его.
    В отношении того, что тело не сопровождает [нас] по причине своей вещественности, говорится во "Вхождении на путь":
    "Великими трудами достигнуто то,
    Что тело поддерживается пищей и [защищено] одеждой;
    [Но все равно] вы будете съедены недружелюбными птицами и собаками,
    Или сгорите в языках пламени,
    Или будете брошены в воду,
    Или же упрятаны в яму".
    И это тело не только не сопровождает [нас во время] смерти, но и вредит как в этой, так и в последующей [жизнях]. Что касается вреда, наносимого в этой жизни, то это тело не выносит болезни; не выносит жары; не выносит холода; не выносит голода; не выносит жажды; опасается быть избитым; опасается быть убитым; опасается быть схваченным; опасается быть ободранным. Из [всего этого возникает] великое страдание. Быстрой же расплатой за это тело впоследствии является ввержение в низшие сферы существования.
    Что касается соотнесения с жизнью других, то [следует] медитировать и соотносить с собой смерть другого [человека], увиденную собственными глазами, услышанную собственными ушами и припоминаемую в собственном уме.
    Смерть другого [человека], увиденную [собственными] глазами, следует соотносить с собой так: мой родственник, обладающий могучим телом, свежим цветом лица, благополучный во всех [своих] ощущениях и совершенно не думающий о смерти, сегодня как будто бы охвачен смертельной болезнью: сила тела исчезла, так что он не может даже сидеть; прекрасное сложение пропало, так что ушла пышущая свежесть лица; ощущения [стали только] страданием, так что невозможно [больше] терпеть болезнь. Боль и горесть невыносимы; лекарства и медицинские осмотры не помогают; также ритуалы и лечебные обряды не приносят пользы. [Он] знает: [это] - смерть, и нет способов [избежать ее]. Наконец, вокруг [него] собираются друзья, в последний раз [он] вкушает еду, в последний раз произносит речь, и тогда следует думать: "Я тоже обладаю этим естеством и этой же природой, и этими же определяющими характеристиками, и это не превосходит истинную природу".
    И вот [его] дыхание пресеклось, и сегодня отсечено то, что было ранее, и нет [его] в столь любимом [им] доме, лишь на одни сутки можно [ему] там оставаться. Ноша на спальном месте перетянута веревкой, и [этот] увязанный груз покинут жизнью, и носильщик уносит труп. Некоторые [близкие от горя] хватают труп и [стараются] поднять [его] , кто-то падает и теряет сознание. Некоторые же говорят: "Это - лишь земля, это - лишь камень; и действовать так бесполезно", - говорят они. Этот труп в конце концов выносится за порог, и теперь [он] никогда не вернется назад. И, видя это, следует думать: "Я тоже таков".
    Тем временем этот труп уносится на кладбище, где черви [и насекомые] вгрызаются [в него], а собаки, шакалы и прочие съедают, [так что] кости скелета рассеиваются и тому подобное. Видя это, следует думать: "И я тоже таков".
    Прилагая чужую смерть, [о которой] услышал ушами, к самому себе, - это когда слышишь, что [кто-то] сказал: "Имярек умер", - или говорят: "Теперь, [после] смерти, лишь труп остался". Тогда следует думать: "И я тоже таков".
    Соотносить чужую смерть с самим собой, вспоминая об этом - это припомнить старых или молодых своих друзей, умерших в моей стране, селенье или доме и, обдумав это все, размышлять: "Это недалеко и от меня тоже".
    Также в Сутре говорится:
    Завтрашний день или мир следующего [перерождения] -
    Что придет раньше? - [мы] не знаем, и поэтому
    Не следует усердствовать, [заботясь] о завтрашних вещах,
    Но заботиться о последующей цели".
    Польза медитации на непостоянство заключается в том, что, поскольку все составные явления непостоянны, происходит поворот от приверженности к этой жизни. Более того, вера активизируется, радостное усилие помогает, и из быстрого освобождения от привязанности и гнева возникают условия для понимания истинного единства явлений.
    На этом четвертая глава, объясняющая непостоянство составных явлений, из "Драгоценного Украшения Освобождения, [подобного] исполняющей желания драгоценности превосходного Учения", завершается.

 

Глава 1 Глава 8 Глава 15
Глава 2 Глава 9 Глава 16
Глава 3 Глава 10 Глава 17
Глава 4 Глава 11 Глава 18
Глава 5 Глава 12 Глава 19
Глава 6 Глава 13 Глава 20
Глава 7 Глава 14 Глава 21